Домашняя страница. История. Хористы. Репертуар. Фотогалерея. Записи.

Алексей Михайлович Мешков

Размышления о хоровом руководителе

(Этот текст был написан в 1991 году на 60-летие Арнольда Петровича. Тогда каждый хорист написал по пожеланию. Мы постараемся поместить здесь самые интересные из них.)


В хор меня привел А.П. Кудинский. Это было давно! Когда я еще пытался с единых позиций познать мир, услышав от него в университетских стенах, что на самом-то деле миром правят не единые принципы физики, а единые принципы интонирования.

Уже в хоре я узнал, что исполнение вокального произведения не отличается от исполнения инструментального произведения, а все различичия - лишь кажущийся оптический обман. Психология вокалиста тождественна психологии инструменталиста, являясь первичной в музыкальном бытии. И вот для того, чтобы достичь гармонии свего Я и Природы оказалось достаточным быть простым хористом-оптиком.

Тем не менее трудности вокалиста оказались большими, чем трудности инструментлиста, поскольку у вокалиста исполнение совмещено со слухом. Поэтому задача вокалиста научиться слушать так, как будто исполнение находится вне его. Как этого достичь?

Здесь самое радикальное, как сесть, как встать. Для хора наилучшей рассидкой оказалась "через одного", чтобы в одномерной цепочке хористов соблюдалась трансляционная симметрия. Тогда можно легко получить разнообразные следствия такой модели и ссответствующее образование шефа позволило ему их получить в скромном математическом стиле.

Первое следствие - антипартийность в исполнении. Ни один из хористов не слышит от соседей свою партию, т.е. каждый хорист - солист. Здесь нет партийного принуждения, партийного пресса. Это касается своей родной партии. С другими партиями и проще, и сложнее. Проще потому, что надо слышать остальные партии, чтобы быть солистом в их обрамлении, и в то же время не надо их слышать, чтобы независимо от них гнуть свою линиию. Ибо хорошее хоровое произведение - это тончайший узор на ковре, сотканном из многих нитей-линий, а не четырехпроводной кабель, в котором в каждой жиле скручено много отдельных проводников.

Второе следствие - максимум максиморум слияния в экстазе. Только в ансамбле индивидуальностей может быть истинное слияние в экстазе, ибо оно начинается со слияния инополых, инопартийных солистов, которые лишь потом арифметически усредняются. Поэтому и смешно говорить об обычном партикулярном хоре. Там слияние вначале осуществляется в партийных однополых рядах и лишь после слитое партийное единство арифметически усредняется между партиями.

Третье следствие - это фокус антенны. Длинная одномерная цепочка хористов становится таким образом, чтобы в центре этой плоской фигуры (круга, эллипса, каре в зависимости от формы зала) располагалось место для дирижера. Здесь возможна следующая взаимосвязь: цепочка хористов, как антенна, излучает энергию (например, телепатически), которая фокусируется у дирижера; наоборот, излучение дирижера перехватывается антенной. Нетрудно подсчитать, что при небольшом усилении принятых волн каждым элементом системы может возникнуть устойчивая генерация. Поскольку к фокусу антенны приходит суммарное излучение всех хористов, то роль дирижера может быть сведена лишь к стимуляции устойчивой генерации. Дальше дирижер может просто выйти из центра (фокуса), отойти в сторонку и, пока хор исполняет программу в условиях стабильной генерации, подумать над дальнейшими творческими планами. А когда эти планы для шефа прояснятся, вновь войти в хоровой фокус, чтобы констатировать полное единство взглядов хора и дирижера и принять аплодисменты слушателей.

Четвертое следствие - это лад в хоре. Яркое ощущение лада в виде системы тяготений объединяется главным звуком, называемом тоникой. Здесь важно до поры до времени не обращать никакого внимания на соседей (соседок), доверяясь только себе и ни в коей мере не болтать с соседями. Тогда не может быть дурного слияния в экстазе (статического), аккордового. Слияние в экстазе должно быть только динамическим. Приведу два примера. Хорист А исполняет мажорное ре, а две хористки-соседки с обеих сторон пытаются увести его в минорные до и ми-бемоль. Здесь хористу нужно выдержать характер и не позволить развесить уши, удачно проскочив между ними на своей мажорной волне, думая о своей будущей теме. То же самое можно продемонстрировать на примере творчества дирижера (рис. 1). Нетрудно видеть, что его правая рука успешно доводит до сведения мажорную ситуацию, в то время как левая рука ласкает минор.

Пятое следствие - интонируют уши. Для вокалиста можно и нужно развить слуховое ощущение лада, чтобы максимально обострить ладовые соотношения. Известно, что за ними музыка кончается, но предела совершенствованию интонирования не существует. Инструменты с фиксированной настройкой принципиально не позволяют интонировать, об этом хорошо и полно написано на лике исполнителя (рис. 2).

Все сказанное выше - лишь теоретический аспект проблемы. На практике часто приходится встречаться и с другими явлениями, как внезапное замолкание одного из хористов или даже целой партии, попытки петь одним хористом, чередуя куски из разных партий как одного так и разных произведений, прикинуться хором слепцов, петь неинтеллигентно, периодически забывать о своем предначертании быть первым любовником, жевать слова, игнорировать пение фразами, до сих пор не научиться произносить окончание "эть" в арии Генделя, как усталый воришка, за которым давно гоняются люди, непредсказуемо растягивать длительности отдельных нот, особенно в последних частях произведения.

Но это все мелочи. Главное, что нас держит вместе, что обепечивает наше единство - наш жизненный фокус - А.П. Кудинский - друг, учитель, наш духовный и культурный наставник. Всяческих ему благ.

"Гостевая книга." "Напишите нам."